ссылка

Подвиг Ивана Рябова и битва при Новодвинской крепости

Заглавное фото. Художник В. О. Мейер «Подвиг кормщика Ивана Рябова в бою со шведами».
Увеличить шрифт
А
А
А

В начале XVIII столетия Россия вступила в долгую и тяжёлую войну со Швецией за возвращение выхода к Балтийскому морю. Это противостояние стало подлинным испытанием для страны и заставило царя Петра I предпринять колоссальные усилия для реформирования армии и создания флота, в конце концов окупившиеся блестящей победой.

После поражения русских войск под Нарвой шведский король Карл XII долгое время не предпринимал активных действий против России на суше. Он считал, что Пётр I потерпел поражение, от которого не сможет быстро оправиться. Шведы считали свою армию самой сильной в Европе, поэтому в конечной победе нисколько не сомневались. Вскоре эта самонадеянность вышла им «боком», однако в 1700-1701 гг. оснований для шведского оптимизма было предостаточно.

Единственное, что смущало шведов в этот период – это торговля России на Белом море. Через Архангельск в нашу страну доставлялись товары, необходимые для продолжения войны, поэтому захват города сулил Карлу XII большие выгоды. Предприятие выглядело тем привлекательнее, что русский флот ещё только начинал создаваться и серьёзным противником для шведов не был. Их эскадра могла практически беспрепятственно подойти к Архангельску и высадить там десант.

План Архангельской Новодвинской крепости
План Архангельской Новодвинской крепости

Пётр I , зная о слабости обороны города, приказал воеводе Прозоровскому построить возле него Новодвинскую крепость:  «у города Архангелского, на Малой Двинке речке, построить крепость вновь, сидатель [цитадель] на тысячу человек, чтоб в ней с магасейными запасными дворами вышеписанному числу людей быть было удобно». К 1701 году, когда шведский флот показался в Белом море, укрепления отнюдь не были завершены и требовали доработки. Впрочем, даже в таких условиях русские солдаты и моряки смогли организовать достойное сопротивление врагу.

Формирование шведской эскадры проходило в Гётеборге – главном морском порту Швеции. В распоряжении командора Карла Лёве находилось семь больших кораблей – три фрегата, флейт, два галиота и шнява. Флагманским кораблём стал  «Варбург», вооружённый 42 пушками. Безусловно, самые большие надежды шведы возлагали на фрегаты, однако они, как потом оказалось, так и не смогли принять участие в битве. Чтобы оценить подлость шведского командования, стоит указать, что к русскому порту они собирались подойти под флагами нейтральных государств – Великобритании и Голландии.

Главной проблемой для шведов стал поиск опытных лоцманов, которые могли бы привести корабль прямо под стены Архангельска. Дело в том, что город находился не на берегу моря, а в дельте Северной Двины, путь нему преграждали многочисленные островки и протоки. Командор Лёве справедливо полагал, что без опытных проводников его корабли запросто могут сесть на мель. Как оказалось, опасения эти были весьма основательными.

В июле 1701 года шведская эскадра под чужими флагами показалась возле острова Мудьюг. Во время таможенного осмотра шведы захватили несколько русских людей, включая лоцмана Ивана Рябова и толмача Дмитрия Борисова (переводчика), надеясь склонить их к предательству. Пленники, сделав вид, что испугались угроз, сообщили о том, как правильно подойти к крепости. Командор Лёве, обрадованный их мнимой готовностью к сотрудничеству, приказал шведскому авангарду скрытно выдвинуться к Новодвинской крепости и захватить её внезапным нападением. Для захвата крепости были отправлены малые корабли: два галиота и шнява под командованием заместителя шведского командора Ханса Вахтмейстера.

Благодаря наблюдательности русских таможенников, заметивших шведских солдат на якобы торговом судне, инкогнито шведского флота было раскрыто. Подняв свои настоящие флаги, шведы двинулись к Новодвинской крепости, чтобы её атаковать. Однако сведения, полученные от Рябова и Борисова, оказались ложными – в скором времени шведы прочно сели на мель и стали удобной мишенью для русских пушек. В ярости Лёве приказал казнить мнимых проводников, однако спасти свои корабли уже не смог. Рябов, притворившись убитым, смог спастись и даже доставил на берег тело погибшего товарища.

Перестрелка попавших в ловушку шведских кораблей и береговых русских батарей в скором времени убедила Лёве, что атака Новодвинской крепости не может закончиться удачей. Когда возникла угроза того, что мелкие русские суда попытаются взять корабли на абордаж, то командор приказал снимать людей с погибавших галиота и шнявы, а потом поспешно уходить в море. Так большая и важная шведская экспедиция к русским берегам закончилась полным провалом.

Провал похода Лёве привёл к тому, что до конца Северной войны шведы больше не решались атаковать Архангельск. Новодвинская крепость была окончательно достроена в 1705 году, однако впредь никогда не принимала участие в боевых действиях. Впрочем, враги всегда знали, что она надёжно прикрывает Архангельск со стороны Белого моря и не решались тревожить важный северный порт. По окончанию войны со шведами Россия утвердилась на берегах Балтики, торговля с западными странами была перенесена в другое место, однако город, построенный по приказу Ивана Грозного, ещё долго сохранял своё оборонительное значение для севера России. Последний раз он стал ареной борьбы с иностранным вторжением в годы Гражданской войны, когда английские и американские интервенты на время утвердились на поморских берегах. Впрочем, Архангельск достаточно быстро был освобождён от врага и с тех пор уже под оккупацией никогда не находился.

Заглавное фото. Художник В. О. Мейер «Подвиг кормщика Ивана Рябова в бою со шведами».

129
Поставить лайк: 31
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору