ссылка

Третий штурм Севастополя

Заглавное фото. Морская пехота отбивает атаку врага  в осаждённом Севастополе
Увеличить шрифт
А
А
А

Героическая оборона Севастополя осенью 1941 – летом 1942 года – это вторая знаковая эпопея в истории главного южного бастиона России. Как и в эпоху Крымской войны, город надолго задержал под своими стенами могучую вражескую армию, обладавшую всеми техническими средствами для быстрой осады, но вынужденную на долгие месяцы застрять возле крепости, неизменно отбивавшей все штурмы.

Для Эриха фон Манштейна, руководящего осадой Севастополя, упорство защитников было тем обидней, что его части достаточно быстро заняли территорию крымского полуострова. Из Берлина, не понимавшего местной специфики, приходили категорические приказы с требованием как можно скорее покончить с защитниками города и оказать помощь войскам, пытающимся оккупировать Кавказ. Немецкий командующий принимал такие приказы к сведению, однако был вынужден констатировать, что их выполнение является задачей, не имеющей решения. Тем более что первые два штурма, предпринятые осенью и зимой 1941 года, закончились полным провалом.

Севастопольский оборонительный район, созданный в ноябре 1941 года, защищали, прежде всего, силы Черноморского флота и отдельной Приморской армии. На последнем этапе обороны (июнь – июль 1942 года) общее командование осуществляли вице-адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский и генерал Иван Ефимович Петров, имевшие солидный боевой опыт.

Советские зенитчики и 37-мм зенитная автоматическая пушка в Севастополе
Советские зенитчики и 37-мм зенитная автоматическая пушка в Севастополе

Учитывая неудачный опыт прежних атак, Манштейн к третьему штурму готовился более основательно. По его приказу люфтваффе непрерывно бомбили советские укрепления, а также корабли Черноморского флота, осуществлявшие переброску подкреплений и подвозившие продовольствие. Блокада города постепенно приносила свои плоды – защитники Севастополя ощущали острый дефицит боеприпасов и были вынуждены существенно урезать продовольственные пайки.

Немцы периодически были вынуждены отвлекаться на десантные операции советских войск, которые наносили существенный урон их тыловым коммуникациям. Наиболее известной из них стала Керченско-Феодосийская, в ходе которой советское командование перебросило в Крым силы 44-й и 51-й армий. Манштейн был вынужден лично отправиться на восток и координировать действия своих войск, с трудом отражавших натиск Красной армии.

Лишь отразив советское наступление, Манштейн вернулся к своим задачам по захвату Севастополя. Генеральному штурму должен был предшествовать шквальный артиллерийский обстрел города.  Для этого немецкий командующий приказал доставить к советским позициям мощные гаубицы (от 210 до 450 мм), сверхтяжёлые орудия «Дора» (807 мм) и две мортиры «Карл» (600 мм.).

Эти «чудовища» последовательно начали уничтожать советские доты,  броня которых была не приспособлена к обстрелу такой мощности. Когда силы орудий не хватало, то немцы бросали на наши укрепления люфтваффе, сбрасывавшие тысячи бомб.

Седьмого июня Манштейн планировал наступать на трёх направлениях. Главные силы должны были атаковать советские позиции в стороне Мекензиевых гор, чтобы подобраться к Северной бухте, а вспомогательные наносить удары в сторону Сапун-горы и Балаклавы. Свою боевую операцию Манштейн в силу немецких поэтических традиций назвал «Ловлей осетра».

Буквально каждый шаг немецких войск был отмечен огромными потерями. Манштейн в своих мемуарах описывал мужество советских солдат, которые дрались даже в отчаянной ситуации. Только колоссальное преимущество в артиллерии позволяло немцам захватывать уже разрушенные позиции. Кроме того, фашисты во время атак активно использовали огнемёты и газ.

Лишь к 17 июня Манштейну удалось прорваться к Северной бухте. Массовый обстрел заставил корабли Черноморского флота покинуть Севастополь и уйти в Новороссийск. Героический санитарный транспорт «Белосток» в тот же день прорвался в осаждённый город и попытался вывезти из него раненых и гражданских. К сожалению, на обратном пути корабль погиб, обстрелянный вражескими торпедами.

Прорыв к Северной бухте не означал падения города. Немцам предстояло прорвать ещё внутреннее кольцо обороны, штурм Севастополя затягивался. В ночь с 28 на 29 июня немцы атаковали Южную сторону, начались бои за Инкерман.

Раненые солдаты и эвакуируемые мирные жители, прибывшие из осажденного Севастополя, сходят на берег с борта лидера эсминцев «Ташкент» в порту Новороссийска
Раненые солдаты и эвакуируемые мирные жители, прибывшие из осажденного Севастополя, сходят на берег с борта лидера эсминцев «Ташкент» в порту Новороссийска

О том, в каком положении оказался город, вспоминал очевидец капитан 1-го ранга А.К Евсеев: «После падения Северной Стороны бомбардировки с воздуха усилились еще более, дойдя до своего апогея. Самолётов было настолько много и настолько тесно им было маневрировать в воздухе, что были зафиксированы отдельные случаи столкновения германских самолетов друг с другом, которые с грохотом падали на землю... Наша зенитная артиллерия была подавлена совсем... Наша истребительная авиация днём уже почти не поднималась в воздух».

Последним оплотом обороняющихся стал полуостров Херсонес, где бои шли до середины июля. К сожалению, из-за невозможности эвакуации многие солдаты Красной армии вынуждены были сражаться фактически в безнадёжном положении. Некоторое количество солдат смогло прорваться и уйти в партизаны, часть попала в плен. Взятие Севастополя обошлось Манштейну такой ценой, что он потом неоднократно вспоминал о непокорном городе с трепетом. Советское командование также не забыло героических бойцов – 22 декабря 1942 года была учреждена медаль «За оборону Севастополя». К сожалению, многие солдаты и моряки города-крепости были награждены ею посмертно…

Заглавное фото. Морская пехота отбивает атаку врага  в осаждённом Севастополе

315
Поставить лайк: 30
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору
https://odnarodyna.org/article/tretiy-shturm-sevastopolya