ссылка

Белоруссия реализует новую стратегию обеспечения национальной безопасности

Увеличить шрифт
А
А
А

Ситуация, сложившаяся в последние годы вокруг Белоруссии, стала главным триггером изменения стратегии руководства страны по обеспечению национальной безопасности. Конфликт на Украине, агрессивная риторика НАТО, наращивание военного потенциала Польши и её планы по созданию новой Речи Посполитой в конечном счёте подтолкнули Минск к развитию военно-политического сотрудничества со странами, готовыми к формированию новой системы безопасности не только на континенте, но и во всем мире. Именно поэтому сегодня можно видеть усилившуюся активность белорусского руководства по расширению связей с дружественными республике государствами, что является одной из составных частей плана по стратегическому сдерживанию потенциального агрессора.

Стержневым элементом стратегии сдерживания в Минске по-прежнему считают сотрудничество с Россией как в рамках Союзного государства (СГ), так и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). И если ОДКБ все ещё сложно назвать структурой, которая в случае внешней агрессии готова оказать прямую военную помощь всем своим участникам, то СГ уже давно стало одной из основ защиты национальной безопасности Белоруссии. Именно поэтому в последние годы между Минском и Москвой можно наблюдать резкое углубление кооперации в военно-промышленном комплексе (ВПК). Кроме того, Белоруссия и Россия на протяжении последних двух лет сделали серьезные шаги в области сотрудничества своих оборонных ведомств, создав совместные центры обучения, усилив обмен опытом и увеличив количество учений. Венцом белорусско-российских отношений в военной сфере можно считать размещение в 2022 году в Белоруссии региональной группировки войск Союзного государства, а также появление в республике в нынешнем году российского тактического ядерного оружия (ТЯО). Именно последнее рассматривается официальным Минском как основа для политики стратегического сдерживания, о чем неоднократно заявлял Александр Лукашенко.

Вместе тем необходимо помнить, что в Белоруссии неоднократно подчёркивали, что ядерное оружие может быть использовано только в том случае, если независимости страны будет грозить реальная опасность, и этого белорусские власти хотели бы избежать. Именно поэтому в Минске сегодня готовятся к отражению возможной внешней агрессии без использования ТЯО. Особое внимание в этом процессе белорусские власти стали уделять развитию сотрудничества со странами, которые вполне могут стать военными союзниками республики. Одной из них является Китай.

Несколько лет назад говорить о чем-то серьёзном было непросто. Стороны, как правило, ограничивались обменом военнослужащими для обучения, проведением незначительных совместных учений, а также различными встречами представителей оборонных ведомств. Единственным прорывом последнего десятилетия можно было назвать сотрудничество Минска и Пекина в сфере ВПК, итогом которого стало появление в Белоруссии в 2015 году реактивной системы залпового огня (РСЗО) «Полонез», которая изначально комплектовалась китайской ракетой, способной наносить удар на расстоянии 200 км. В последующем появились сообщения о снаряжении данной РСЗО боеприпасами с дальностью в 300 км, а в 2021 году председатель Государственного военно-промышленного комитета Белоруссии Дмитрий Пантус заявил, что в стране создали собственную дальнобойную ракету. Именно такой комплекс в середине ноября был поставлен на вооружение одной из артиллерийских бригад Вооружённых сил Белоруссии и назван элементом «стратегического сдерживания».

Буквально за год белорусско-китайские отношения в военной сфере стали выходить на новый уровень, который может стать основой для военно-политического союзничества. Об этом, в том числе, свидетельствует приезд в августе в Минск тогда ещё министра обороны КНР Ли Шанфу, который встречался с Александром Лукашенко с целью «реализация важных соглашений, заключённых на уровне глав государств, и дальнейшее укрепление двустороннего военного сотрудничества». В конце октября состоялся ответный визит главы белорусского Минобороны Виктора Хренина в Пекин, где он встретился с членом политбюро ЦК Компартии Китая и заместителем председателя Центрального военного совета Чжаном Юся. Тогда было заявлено о принятии решения по выработке «дорожной карты» по развитию двустороннего военного и военно-технического сотрудничества. Таким образом, Белоруссия и Китай дали понять всем сторонним наблюдателям, что Пекин крайне заинтересован в развитии отношений с Минском в военной сфере, а с этим – и в усилении своего влияния в восточноевропейском регионе. Это, в свою очередь, устраивает и белорусскую сторону, которая видит в сотрудничестве с КНР возможность подать сигнал Западу о том, что любые агрессивные планы в отношении республики будут негативно восприняты Китаем со всеми вытекающими из этого последствиями.

Помимо расширения отношений с КНР, официальный Минск решил обратить своё внимание на Ближний Восток, где главным потенциальным партнёром республики вполне может стать Иран – один из основных противников Запада. Если ещё несколько лет назад о возможности военно-технического сотрудничества между странами не велось и речи, то с 2022 года ситуация начала меняться, в первую очередь по инициативе Минска. Например, год назад в Тегеране побывал Дмитрий Пантус, после чего в Киеве заговорили о том, что Иран собирается производить на территории Белоруссии артиллерийские и реактивные боеприпасы среднего и большого калибра. Весной 2023 года Иран с официальным визитом посетил Александр Лукашенко, итогом чего стало подписание дорожной карты сотрудничества на 2023-2026 годы по взаимодействию и кооперации в политической, экономической, научно-технической, консульской сферах, в образовании, культуре, СМИ и тд. После этого контакты в военной сфере между Минском и Тегераном стали происходить чуть ли не на регулярной основе.

Так, в конце апреля в Нью-Дели (Индия) Виктор Хренин встретился с министром обороны и поддержки Вооружённых сил Ирана Мохаммадом Реза Аштиани, после чего было заявлено, что стороны отмечают «значительный потенциал и перспективы развития практического взаимодействия», а также заинтересованы «в дальнейшем укреплении военных контактов». В конце июля глава белорусского Минобороны приехал в Иран, где обсудил с военно-политическим руководством страны «вопросы состояния и перспектив развития взаимодействия в военной сфере», дальнейшие шаги по «углублению и интенсификации двустороннего взаимодействия», а также возможности «двустороннего сотрудничества в сфере подготовки и применения вооруженных сил». Тогда же были подписаны Меморандум о взаимопонимании между оборонными ведомствами двух стран и План двустороннего военного сотрудничества на 2023 год. 30 октября во время Сяншаньского форума в Китае Хренин провел переговоры с советником верховного главнокомандующего Вооружёнными силами Ирана по военным вопросам Яхья Рахимом Сафави, а в ноябре в ходе визита иранской военной делегации в Минск во главе с начальником департамента международных отношений Генерального штаба Вооружённых сил Мохаммадом Ахади и вовсе произошло знаковое событие. 9 ноября в белорусской столице состоялось первое заседание совместной комиссии по военному сотрудничеству, где обсуждались перспективы развития отношений двух стран и был согласован план совместных мероприятий на 2024 год. Ранее о подобном не могло быть и речи, так как Минск долгие годы старался не провоцировать Запад своими отношениями с Тегераном.

Интересные события произошли и в середине ноября, когда стало известно, что в Минске впервые за 26 лет с момента установления дипотношений между Белоруссией и Саудовской Аравией (СА) появился военный атташе. Им стал Саад Мохаммед Хосейн Алькатири, который является военным представителем при посольстве СА в РФ. В Минске он рассмотрел с представителями Минобороны Белоруссии перспективы сотрудничества стран в военной сфере, а также возможность наращивания взаимодействия между двумя оборонными ведомствами. В ходе переговоров стороны также «обсудили состояние и перспективы развития двустороннего военного сотрудничества, наметили конкретные шаги по интенсификации контактов между оборонными ведомствами двух стран».

Таким образом, сегодня можно с полной уверенностью говорить, что Белоруссия приняла решение кардинально изменить свою стратегию обеспечения национальной безопасности. Если ранее в Минске еще питали иллюзии, что со странами Запада можно сотрудничать в данном вопросе, опираясь на поддержку России, то сегодня от подобных идей было решено отказаться. Белорусские власти стали видеть в странах НАТО не потенциального партнёра, а возможного противника, справиться с котором можно только в рамках большой коалиции и на основе глобальной стратегии сдерживания. Поэтому в самое ближайшее время стоит ожидать ещё больших усилий белорусской стороны по поиску новых военно-политических союзников и укреплению связей со странами, которые в реальности могут помочь Белоруссии в обеспечении ее безопасности.

757
Поставить лайк: 29
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Запад снова придумал «белорусскую освободительную армию» – совсем как Третий рейх

Лукашенко озвучил опасные планы Запада: сценарии смены власти в Белоруссии и провокация Польши

Что в Белоруссии: небывалая динамика экспорта в РФ впечатляет, у КГБ – улов агентуры беглых

Милорад Додик в Минске: новая страница отношений Белоруссии со странами Балкан

В Белоруссии обезвредили диверсантов-террористов у границы с Украиной

Что в Белоруссии: шакалы воют, а караван идёт

Интеграция в деле: Белоруссия подключается к важнейшим российским программам импортозамещения

Минск стремится стать частью международной антинатовской коалиции

Литва замахнулась на «железный занавес» на границе с Белоруссией

https://odnarodyna.org/article/belorussiya-realizuet-novuyu-strategiyu-obespecheniya-nacionalnoy-bezopasnosti