ссылка

Оружие победы: миномёты Бориса Шавырина

Заглавная иллюстрация: миномётная батарея РККА ведёт огонь по врагу. Кадр фронтовой фотохроники
Увеличить шрифт
А
А
А

Миномёты являются русским изобретением, хотя появление их некоторые и пытаются представить как процесс, растянутый во времени на треть столетия, с 1882 по 1915 год. Первая дата знаменует начало работ капитана Русской императорской армии Романова над созданием именно такого качественно иного вида оружия, а вторая – применение на поле боя Первой мировой британского миномёта системы капитана Стокса.

Истина, как водится, лежит где-то посередине, как во временном измерении (1904 год), так и прочих смыслах, но гораздо ближе к русским позициям. Яркая вспышка инженерного гения, притом коллективного (это навсегда станет особенностью создания миномётного вооружения в силу внешней его простоты: ведь изобрести самое простое всегда особенно сложно), случилась во время Русско-японской войны 1904-1905 годов, при осаде Порт-Артура.

На этом этапе вооружённый конфликт вошёл в позиционную, «траншейную» фазу. Против осаждавших город-порт японцев была бессильна полевая артиллерия с её настильным огнём, крепостная – слишком дальнобойная и даже корабельная с её чудовищной разрушительной силой (да и снарядов к ней критически не хватало).

Зато в избытке имелись мины: устаревшие и уже снятые с вооружения шестовые, коими прежде (в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов) на Чёрном море и Дунае с минных катеров, шлюпок и миноносок поражали подводную часть кораблей противника путём подрыва электротоком от гальванической батареи.

«Отец» русского миномёта Л.Н. Гобято и шестовая оперённая мина к нему его конструкции (переделки)
«Отец» русского миномёта Л.Н. Гобято и шестовая оперённая мина к нему его конструкции (переделки)

Вес такой мины (без шеста) составлял 50 килограммов, вес пироксилинового заряда – 24,6 килограмма. Самое то, однако как доставить их на позицию противника? Этим и озаботилась инициативная группа офицеров флота в составе мичмана Власьева, капитана 2-го ранга Герасимова, лейтенантов Развозова и Подгурского, а также капитана Гобято, возглавлявшего мастерские артиллерийского вооружения.

Мины в результате переделки получились надкалиберными, были снабжены оперением (стабилизатором), в результате чего показывали достаточную точность попадания, приспособленными для стрельбы из 47-миллиметровой морской пушки Гочкинса, поставленной на лёгкий колёсный лафет. Результат превзошёл все ожидания: дальность поражения от 50 до 400 метров, эффективность – «потрясающая».

Последствия применения миномётов против штурмующей укрепления Порт-Артура японской пехоты
Последствия применения миномётов против штурмующей укрепления Порт-Артура японской пехоты

В качестве миномётов приспособили также «урезанные» 75-миллиметровые гаубицы (промежуточное, между пушкой и мортирой орудие, способное стрелять навесным огнём). Снарядами к ним стали морские метательные мины «весом до 15 фунтов пироксилина» и самодельные, из свёрнутого в виде конуса листового железа, с такой же начинкой.

В одном из мест применения первых миномётов, на горе Высокая, и только 22 ноября 1905 года японская армия потеряла убитыми восемь тысяч человек. Порт-Артур тем не менее был сдан. Место битвы посетили де-факто союзники Японии – представители США и Великобритании, где ими и были обнаружены образцы русского, без преувеличения, чудо-оружия.

Лишь после этого британский инженер Уилфред Стокс смог переосмыслить сделанное русскими «на коленке» в ходе сражений, добавить к стволу опору в виде так называемого мнимого треугольника, ставшей впоследствии классической, и квадратную опорную плиту. Два года спустя после первого применения, в 1917-м, за своё изобретение он получил рыцарское звание (сэр), и право получать гонорар в размере 1 фунта стерлингов за каждую миномётную «бомбу Стокса».

Английский король Георг V осматривает миномёт Стокса. Слева – его усовершенствованная версия, миномёт Стокса- Брандта
Английский король Георг V осматривает миномёт Стокса. Слева – его усовершенствованная версия, миномёт Стокса- Брандта

В России, напротив, изобретение поначалу не оценили. Генерал-инспектор Главного артиллерийского управления Великий князь Сергей Романов назвал миномёты «суррогатом артиллерии», другие генералы-«эксперты» ГАУ – «пушками игрушечными», «орудиями без будущего».

В результате первое неформальное «миномётное КБ» распылили: Леонид Гобято, выросший до чина генерал-майора, был смертельно ранен при обороне Перемышля и скончался от ран 19 мая 1915 года. Сергея Власьева назначили командиром подводной лодки «Акула», он сражался с немцами на Балтике, а после Гражданской войны, имея звание капитана 1-го ранга, эмигрировал заграницу, умер в 1955 году в Париже…

Англичане рьяно берегли секреты своего первого миномёта. Правда, чуток поделились ими с французами, и парижский оружейник Эдгар Брандт его несколько усовершенствовал: уменьшил вес, сделал разборным, создал оперённую правильно летящую мину (мина Стокса в полёте кувыркалась и была создана изначально для начинки её отравляющими веществами).

От французов миномёт Стокса- Брандта попал к полякам, далее непонятно как – к японцам, везде и всюду сохраняя неизменный вид, а главное – калибр, заданный британцами (81,3 – 81,4 миллиметра, в зависимости от страны-производителя), что связано с различиями дюймовой системы в разных странах.

Создатель первых советский миномётов военинженер 1-го ранга Николай Александрович Доровлев

В СССР данное изделие попало во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге (июль-декабрь 1929 года). Трофей передали в артиллерийский НИИ РККА, где конструкторско-испытательной группой руководил талантливый инженер Н.А. Доровлёв. Николай Александрович принял простое, но поистине гениальное решение: округлил чужие доли дюйма в родные метрические 82 миллиметра, благодаря чему к советскому миномёту его конструкции 82 БМ-36, принятому на вооружение Красной армии в 1936 году, подходили любые вражеские боеприпасы: немецкие, польские и т. д., а наши к зарубежным – нет. Данная особенность пригодилось нам во время Великой Отечественной войны, особенно в наступлении.

Доровлёв является конструктором первого советского миномёта, им стала 76-миллиметровая мортира, принятая на вооружение в РККА в 1934 году (развитие идеи Леонида Гобято, подобные были и в армиях других стран), а также создателем «миномётной философии», согласно которой таким вооружением должен обладать взвод (калибр 37 миллиметров), рота (50-60 мм), батальон (82 мм), полк (120-мм и более).

Николай Александрович сумел эти и другие свои идеи (150 и 165-мм газодинамические миномёты, 132 и 245-мм реактивные миномёты) воплотить в металле, но 20 августа 1941 года был арестован и осуждён на четыре года. Отбывал наказание в ОКБ-172 в городе Молотове, где продолжал работать над созданием миномётных систем. Был освобождён 1 мая 1945 года и даже награждён Сталинской премией и орденом Ленина.

Борис Шавырин (четвёртый справа) среди рабфаковцев
Борис Шавырин (четвёртый справа) среди рабфаковцев

При всей привлекательности и новизне изобретений Доровлёва следует признать, что окончательно «до ума» они не были доведены. Отсюда, не исключено, и обвинения во «вредительстве». Однако был у него чрезвычайно талантливый ученик и преемник Б.И. Шавырин (на которого тоже завели уголовное дело по тем же обвинениям, но нарком вооружений Б.Л. Ванников в обиду его не дал).

Борис Иванович – фактически ровесник российского миномёта. Он родился 10 мая 1902 года в Ярославле, в семье железнодорожного рабочего. Там же окончил вечерний рабфак, затем МВТУ имени Н. Э. Баумана, где позже преподавал курс сопромата. По-настоящему нашёл себя в СКБ № 4 при Ленинградском артиллерийском заводе № 7 имени М.В. Фрунзе (завод «Арсенал»).

Именно там, как принято говорить, «под его руководством и при непосредственном участии» и была создана или, сказать по-другому, доведена до совершенства система советского миномётного вооружения (50-мм ротный, 82-мм батальонный, 107-мм горно-вьючный и 120-мм полковой миномёты). Немало добавлял собственного, оригинального.

Благодаря Б.И. Шавырину – не только главному конструктору, но и умелому организатору производства, его 120-мм миномёты потоком шли фронту
Благодаря Б.И. Шавырину – не только главному конструктору, но и умелому организатору производства, его 120-мм миномёты потоком шли фронту

Вот почему фронтовая молва всегда именовала миномёты указанных калибров именно «шавыринскими», но никак не «доровлёвскими», да и награды за их создание говорят сами за себя: звание Героя Социалистического Труда, два ордена Ленина, полководческий орден Суворова II степени, два ордена Трудового Красного Знамени, три Сталинских и Ленинская премии, медали…

Значение оружия, которое дал в руки бойцов Красной армии Б.И. Шавырин, сложно переоценить. Поскольку не многоликая авиация с её штурмовиками и бомбардировщиками, не флот с его торпедами и снарядами главного калибра и вообще никакой другой род войск не уничтожил столько живой силы противника, сколько миномётные батареи: более половины.

Лучший конструктор миномётного вооружения страны Б.И. Шавырин в 1950 году
Лучший конструктор миномётного вооружения страны Б.И. Шавырин в 1950 году

Укрыться от мин было невозможно ни в окопах, ни в траншеях: падающие отвесно, они секли солдат в этих сооружениях, а мины более крупного калибра пробивали настилы блиндажей и только после этого взрывались внутри, разнося всё в клочья.

Берлин, где каждый дом был превращён в крепость, взяли за девять дней только потому, что массово были применены именно тяжёлые 160-мм миномёты: тело их мин длиной более метра пронизывало трёхэтажный дом до подвала, где и происходила детонация заряда весом свыше 40 килограммов, после чего строение складывалось, как карточный домик, хороня под своими обломками гитлеровцев. Разработчиком этого «монстра» является Г.Д. Ширенин, а усовершенствовал его в 1949 году, заставив служить чуть ли не до наших дней, опять-таки Б.И. Шавырин.

В умелых руках с виду невзрачный 82-мм батальонный (наиболее массовый) миномёт превращался в очень грозное оружие. Во время обороны Севастополя 23 декабря 1941 года командир 2-й минометной роты 31-го стрелкового полка 25-й Чапаевской стрелковой дивизии капитан В.П. Симонок сбил из него низколетящий немецкий истребитель «Мессершмитт-109», свирепо штурмовавший позиции защитников Севастополя.

О небывалом случае – поражении самолета из миномета писали газеты СССР
О небывалом случае – поражении самолета из миномета писали газеты СССР

Достижение севастопольца 2 октября 1942 года повторил сталинградец сержант П.П. Калинин, который тремя выстрелами (два пристрелочных и третий на поражение) поразил самолёт-разведчик «Фокке-Вульф 189», чрезвычайно сильно досаждавший советским войскам.

Таких 82-мм миномётов было выпущено в годы войны больше всего (свыше 158200 единиц), причём пик (две трети от общего количества) пришёлся на трудный 1942 год, в чём заслуга Б.И. Шавырина как организатора их производства.

Миномётный расчёт братьев Шумовых. До Победы доживут не все они, двое погибнут
Миномётный расчёт братьев Шумовых. До Победы доживут не все они, двое погибнут

Самыми же известными миномётчиками Великой Отечественной стали братья Шумовы (три родных, два двоюродных) — Александр, Василий, Иван, Семён, Авксентий и Лука. Они, наиболее успешный расчёт 120-мм миномёта, обеспечивали такой темп стрельбы, при котором мины выходили из орудия через каждые три секунды: 18-я закладывалась в ствол тогда, когда 17 выпущенных ранее ещё находились в воздухе, летя к цели.

Слаженность действий красноармейцев-миномётчиков надёжно прикрывала наступающую пехоту, поражая цели, недоступные для иных видов оружия.

Коллектив Коломенского СКБ. Руководитель, Б.И. Шавырин, второй слева во втором ряду
Коллектив Коломенского СКБ. Руководитель, Б.И. Шавырин, второй слева во втором ряду

После окончания Великой Отечественной войны интерес к миномётам несколько поостыл. Однако Б.И. Шавырин до конца своих дней (умер 9 октября 1965 года в возрасте 63 лет) оставался руководителем «миномётного» СКБ, размещавшегося в подмосковной Коломне.

Учитывая изменившуюся конъюнктуру рынка вооружений, коллектив, возглавляемый Борисом Ивановичем, наряду с совершенствованием линейки миномётов, разработал также противотанковые комплексы «Шмель», «Скорпион» и «Малютка», последний из которых военные считают особой удачей СКБ Шавырина.

Слева: наведение ПЗРК «Стрела-2» на цель, справа – ПТУРС «Малютка», установленный на боевой машине пехоты
Слева: наведение ПЗРК «Стрела-2» на цель, справа – ПТУРС «Малютка», установленный на боевой машине пехоты

А помимо этого, что дерзновению подобно, ибо миномётчики пошли на штурм небес – создали переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела-2» и даже проект межконтинентальной подвижной малогабаритной баллистической ракеты «Гном» под маршевый сверхзвуковой прямоточный двигатель, что совсем уж, с поправкой на время, было на грани фантастики.

В отличие от ПЗРК, принятого на вооружение Советской армии в 1968 году и после ряда усовершенствований стоящего на вооружении армии Российской Федерации до сих пор, работы по «Гному» официально прекратили в роковом для Шавырина 1965-м. Но как знать, быть может, и легендарный «Кинжал» в чём-то является наследником этого проекта?

Заглавная иллюстрация: миномётная батарея РККА ведёт огонь по врагу. Кадр фронтовой фотохроники

606
Поставить лайк: 203
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору

Читайте также

Триумф победившей Родины

Как Красная армия Белоруссию от гитлеровцев защищала

Партизанский кулак в Белоруссии крепко бил гитлеровцев и их пособников

Парады Победы – от первого берлинского до карнавального лондонского

Советский памятник в Трептов–парке

Ржевская битва: укрощение «Тайфуна» и залог наших дальнейших побед

Партизаны против бандеровцев

Блестящая Штеттинско-Ростокская операция РККА

Эпохальное рукопожатие: «Восток встречается с Западом»

https://odnarodyna.org/article/oruzhie-pobedy-minomyoty-borisa-shavyrina